www.svu.ru                    
Новости   Газета   Гостевая книга   Форум   Контакты
Кадетская организация
Поиск однокашников
Кадетские биографии
Исторический календарь
Кадетская библиотека
Учебные заведения
 
Зарегистрировано
в клубе
выпускников
6185
 
Телеграмм канал - Суворовцы

Подписывайтесь на наш канал



Поиск:

 


Рассылка новостей:

 
Информация о городе | Горьковское СВУ | Наследники русской славы
Наш дом родной | Ты надел военную форму | Фотоальбом | Школа возмужания
Потомство мое, прошу брать мой пример… | Когда кадеты не на занятиях
Проба пера | Родом из военной юности
  Юрий Андреевич АКВИЛЯНОВ

 ОФИЦЕР- СЫН ОФИЦЕРА

В 1959 году, когда мы поступали в училище, проводилось массовое сокращение Вооруженных Сил СССР. Я и мои однокашники часто слышали, как “доброжелатели” вздыхали: “Куда вы идете, дети? В армии так тяжело. Да и кому нужна теперь военная служба?”. Но мы не слушали советов и хотели только одного – стать суворовцами.

Мы поступали в училище после пятого класса и учились шесть лет. Ребята, принятые после четвертого класса, учились на год дольше, образуя специальный четвертый взвод.

Мы с друзьями приехали из Ярославля в Москву в конце июля 1959 года вчетвером. До выпуска дошли только двое: я и Алексей Горинский. Он как раз на год моложе и учился в четвертом взводе. Теперь полковник запаса.

Командовали нашей ротой подполковник Е.Ф. Сукачев, который довел нас до 8-го класса, и подполковник Е.П. Панферов.

Все эти годы старшиной роты был незабвенный Владимир Яковлевич Глазков. В прошлом войсковой разведчик. Любил играть на пианино. Бывало, придет, раздаст наряды, а потом сядет за инструмент и начнет играть… Все знали, что отвлекать старшину в эти минуты было никак нельзя.

Возглавляли 1-й взвод. В котором я учился, майор Михайлов, майор Кашников, капитан Москаленко, капитан Рыцлин. Выпускал нас капитан Геннадий Александрович Белов.

 

Отец и сын Аквиляновы - выпускники училища 1965 и 1990 годов

Училище в то время находилось в Филях и занимало территорию бывшей воинской части. Маленький парк, располагавшийся за оградой училища, стал излюбленным местом нашего свободного времяпрепровождения. Иногда здесь кипели нешуточные страсти. Авторитет училища пришлось укреплять среди “аборигенов”, и не всегда это осуществлялось дипломатическим путем. Правда, ко времени окончания училища эта территория уже перестала быть чужой, мы могли спокойно встречаться с девчатами, приезжавшими к нам не только из Москвы, но и из ближайшего Подмосковья.

Каждое лето мы выезжали в лагерь, который располагается вблизи поселка Свердловка, что в Щелковском районе. Однажды нам дали задание оборудовать место для купания. Эпопея эта мне запомнилась тем, что впервые в свои тринадцать лет участвовал в таких работах. Мы, полуголые, шлепали по грязи и глине и были похожи на папуасов. Проверяли друг друга на крепость нервов. Подбрасывая в сапоги и в трусы (больше на нас ничего не было) лягушку ли пиявку…

Чего греха таить: от рутинной ежедневной строевой подготовки, конечно, хотелось иногда “посачковать”, но когда начиналась подготовка к параду, мы занимались охотно. Парады в то время проводились дважды в год – 1 мая и 7 ноября, участвовали в них кадеты с 8-го по 11-й класс. Во время подготовки к параду было усиленное питание, нам давали в это время шоколад, ежедневно 25 граммов (100-граммовая плитка на четверых), а в день парада – по плитке на каждого. Но мы старались не ради шоколада.

В то время на парадах всегда появлялись новинки советской военной техники, и нам. Мальчишкам, интересно было познакомиться с ней еще на генеральных репетициях на территории бывшего Центрального аэродрома (Ходынское поле). Мы изучали вооружение иностранных армий, поэтому было интересно сравнивать технические характеристики нашей и иностранной техники. Приятно было узнавать, что наши новинки превосходят зарубежные аналоги.

Одним из самых ярких событий периода моей жизни был парад на Красной площади 1 мая 1963 года, когда в Советский Союз приехал лидер кубинской революции Фидель Кастро. Необычно было видеть на трибуне рядом с Никитой Сергеевичем Хрущевым здорового бородатого мужика в иностранной военной форме. Когда пошли войска, оркестр заиграл марш “куба – любовь моя”. Появилось волнующее сознание того, что и там, далеко в Америке, есть дружественная нам страна. Сегодня это может выглядеть наивно. Но тогда чувство гордости переполняло многих из нас. К нам в училище уже приезжали офицеры, побывавшие военными советниками на Кубе. Помню, мы даже сделали альбом об острове Свободы с комментариями на английском языке.

Обучение иностранному языку нас было поставлено хорошо. В одиннадцатом классе мы сдавали экзамен на диплом военного переводчика. Некоторые весьма сносно могли общаться по-английски с гостями столицы. Возглавлял кафедру майор Владимир Маркович Глузкин. Оценивая ответы лодырей, он говорил: “Зэ бред оф сив кейбл”, что означало: “Бред сивой кобылы”.

Любили ребята и пошкодить. Был случай: в выходной угнали из зооуголка, расположенного в упомянутом парке рядом с училищем, ослика, затащили на пятый этаж главного корпуса, где располагались кабинеты, и оставили до понедельника. Бедолага утром так разорался от голода, что перепугал пришедших на работу сотрудников.

Немало терпения и выдержки требовалось от офицеров-воспитателей. Хочу отметить, что много лет спустя мы вместе вспоминали годы нашей учебы и всегда отдавали дань уважения нашим воспитателям.

С моей точки зрения, система шестилетнего обучения в суворовском училище позволяет в более полной мере раскрыть способности ребят в учебе, спорте, профессиональной подготовке да и многих других аспектах воспитания будущих защитников Отечества. Подчеркиваю, что это мое личное мнение. Мой сын Андрей, поступивший в суворовское военное училище после 9 класса и учившийся 2 года, поддерживает меня в том, что этого недостаточно для осмысления того, зачем ты идешь в армию.

Шесть лет, которые я учился в суворовском училище, для меня разделились на два этапа: шестой – восьмой классы и девятый – одиннадцатый. До восьмого класса нас опекали: все же мы были еще малыми детьми. У нас были даже помощники офицеров-воспитателей из сверхсрочников.

Наша военная наука в этот период выражалась в освоении уставов, в строевой и физической подготовке. Изучали также структуру и вооружение иностранных армий. Несли службу в нарядах по роте и кухне. Умели, конечно. Лихо подшивать подворотнички и драить пуговицы и пряжки, натирать полы и вычищать места общего пользования до блеска. Так что положения таких уставов. Как внутренний и дисциплинарный, к окончанию восьмого класса в нас были заложены довольно прочно. Хотя и нарушали мы их тоже частенько. Но, как говорится, каждый осознавал, на что идет. Военной подготовкой больше занимались в летний период в лагерях: стреляли в тире из малокалиберного оружия, ходили в походы, отрабатывали кое-какие элементы тактики, защиты от оружия массового поражения, учились разбирать и собирать стрелковое оружие.

Второй этап уже был более серьезным. Учитывая, что в те годы выпускники направлялись в училища сухопутных войск, военная подготовка шла по программе первого курса общевойскового училища. Мы изучали автобронетанковую технику, некоторые артиллерийские системы, прилично владели стрелковым оружием, состоявшим на вооружении мотострелковой роты первой половины шестидесятых годов.

Каждый год мы совершали двухнедельные выезды в Таманскую дивизию для отработки действий одиночного солдата, отделения, взвода в зимних условиях. Летом проводили полтора месяца в лагерях и по полной программе “рыли носами” высоту “Танковую”. Рядом с нами в палатках располагалась “полковая школа” (тогда еще были такие в полках – для подготовки сержантов). И если после девятого класса мы им уступали, то после десятого мы могли с ними уже соревноваться на равных, а после одиннадцатого, перед выпуском, они уже в общей массе были слабее нас. Тогда в армию призвали с 19 лет, и парни в “полковой школе” были практически нашими ровесниками, а подготовка их – значительно хуже нашей.

В десятом классе я был командиром отделения и получил звание вице-сержанта, а в одиннадцатом стал заместителем командира взвода и получил звание старшего вице-сержанта. Так что приобрел некоторый опыт командования малыми подразделениями еще до принятия присяги.

Я до сих пор храню фотографию нашего выпуска, сделанную в Георгиевском зале. У моего сына тоже есть снимок его выпуска на территории Московского Кремля.

Немного о связи отцов и детей.

Мой сын в седьмом классе заявил мне о своем желании учиться в суворовском. Конечно. Мне приятно было слышать это, и я сказал ему, что он не пожалеет о своем выборе. За подготовку к поступлению взялись всерьез. По утрам вместе интенсивно занимались физзарядкой. Бегали, подтягивались. Пришлось также поработать с русским языком и математикой, но усилия сына не пропали даром.

Когда Андрей поступил в училище, те, кто меня воспитывал, учил уму-разуму и давал путевку в жизнь, уже там не работали. Но связь поколений выразились интересным образом.

Зимой 1989 года Андрей простыл и лежал в санчасти. Скрывать не буду – поехал к нему, чтобы подкормить витаминами. Когда зашел в санчасть, меня встретила дежурная медсестра. Её лицо мне показалось знакомым. Я спросил, в какой палате лежит Аквилянов Андрей. Женщина мне в ответ: “Ну вот, я уж и второе поколение лечу”. И тут я узнал её. Это была та самая медсестра, которая ещё нам давала пилюли от кашля и температуры, когда мы в выпускном классе попадали в санчасть, бывшую нашим любимым “местом отдыха”. Эта женщина хорошо помнила многих ребят из нашей роты. Впоследствии дети многих из них тоже учились здесь.

Конечно, обо всем, что произошло за шесть лет учебы, не расскажешь. Были, конечно. И радости, и горести. Обо всем этом мы и вспоминали с товарищами в декабре 2000 года, когда собрались вместе, чтобы отметить 35-летие нашего выпуска.

Хочется пожелать родному училищу дальнейшего качественного развития, которое будет способствовать воспитанию высокообразованных офицеров.

<<назад
   
www.svu.ru является сайтом Общероссийской общественной организации «Российское кадетское братство». Создание и поддержка — «Сёма.Ру»
Яндекс.Метрика
Local Banner System