www.svu.ru                    
Новости   Газета   Гостевая книга   Форум   Контакты
Кадетская организация
Поиск однокашников
Кадетские биографии
Исторический календарь
Кадетская библиотека
Учебные заведения
 
Зарегистрировано
в клубе
выпускников
6099
 
Вступить в кадетское братство

Заполните заявление о приеме в члены РКБ



Поиск:

 


Рассылка новостей:

 

Новости

Екатерина Приезжева: военная школа на этапе перемен

Реформа Вооруженных Сил РФ, стартовавшая в 2008 году, поставила перед военной школой амбициозную задачу: к 2020 году войти в число ведущих военных образовательных систем мира. Первым шагом в этом направлении стало формирование новой сети военных вузов, начавшееся в 2008 году. Однако спустя три года о реформе военного образования из-за недостатка официальной информации часто приходится судить по слухам. О том, что сегодня на самом деле происходит на каждой из образовательных ступенек военной школы, в интервью корреспонденту РИА Новости Игорю Андрееву рассказала руководитель Департамента образования министерства обороны РФ Екатерина Приезжева.

- Екатерина Геннадьевна, если не возражаете, хотелось бы начать разговор с системы довузовского образования. Не секрет, что в Минобороны есть учебное заведение, над которым Вы в свое время взяли личное шефство. Я имею в виду Пансион воспитанниц министерства обороны России, в котором летом этого года прошел первый выпуск. Расскажите, пожалуйста, кто из выпускниц в какие вузы поступал, все ли поступили?

- С гордостью могу сказать, что все 100 процентов выпускниц Пансиона воспитанниц Минобороны России в этом году поступили в высшие учебные заведения. Пятнадцать человек сейчас обучаются в высших военно-учебных заведениях Министерства обороны. Выпускницы поступили в Военный университет на лингвистическое направление, в Военно-медицинскую академию, одна девочка - в Военную академию связи, остальные девочки - в гражданские вузы. Опыт с Пансионом воспитанниц мы признали успешным, у нас в планах есть открытие второго такого образовательного учреждения для девочек в Санкт-Петербурге. Я думаю, что это будет не ранее 2013 года.

- Обучение в суворовских военных училищах и кадетских корпусах в 2011 году закончили около 1,5 тысяч выпускников. Известно ли о том, в какие вузы поступали они?

- Да, конечно, такие данные есть. Точно могу сказать, что 93 процента выпускников всех довузовских заведений Минобороны 2011 года поступили в высшие учебные заведения. Из этих 93 процентов 11 процентов поступили в вузы нашего ведомства, 
29 процентов - в вузы других силовых структур и 60 процентов - в гражданские вузы.

- Оказывалась ли суворовцам и кадетам в этом году помощь при поступлении в военные или гражданские вузы? Не так давно выпускники суворовских училищ могли поступать в высшие военные училища без экзаменов, есть ли сейчас подобная практика?

- Нет, Вы знаете, никаких преимуществ и льгот не было. Здесь нужно отметить, что сегодня мы рассматриваем обучение в ведомственных довузовских образовательных учреждениях образования как некий социальный бонус для семей военнослужащих. У нас нет цели мотивировать выпускников суворовских училищ и кадетских корпусов на поступление исключительно в военные вузы и выбирать только профессию военного.

Более того, мы в течение года выстраивали довольно активную работу с ректорами вузов, куда планировали поступать дети, приглашали их в наши училища, они проводили профориентационную работу, рассказывали о своих учебных заведениях. То есть, ректоры этих вузов получили представление об уровне знаний наших выпускников. Конечно, система единая - все поступают по результатам ЕГЭ. Но мы следили за тем, кто поступил, кто не поступил. Естественно, гораздо внимательнее отслеживали сирот и тех ребят, которые находятся под опекой.

- Были ли в этом году среди выпускников довузовских учебных заведений Минобороны те, кто не поступили в вузы и осенью пошли служить по призыву?

- Да, были. Как я отметила, 93 процента выпускников поступили в высшие учебные заведения, соответственно, 7 процентов не поступили. Причины разные. Несколько ребят уехали с родителями за границу. Некоторые ребята просто не поступали в вузы: кто-то пошел в средние специальные заведения, кто-то остался дома - по-разному. Одиннадцать человек пошли служить.

- О предпочтениях выпускников суворовских училищ и кадетских корпусов при поступлении в вузы собираете статистику?

- Данные такие есть. Мы проанализировали направления подготовки и специальности высшего профессионального образования, на которые поступили наши дети. Оказалось, что почти 36 процентов выпускников поступили на обучение по специальностям и направлениям инженерного профиля. Мы этим гордимся. Ведь сейчас это острейшая проблема для всего гражданского образования. Дети в основном хотят стать юристами, экономистами, выбирают похожие специальности. Очень немногие выбирают технические вузы. Если говорить о вузах, где сейчас они обучаются, то это и МГТУ имени Баумана, Санкт-Петербургский государственный политехнический университет и в другие вузы.

- Так в какие же военные вузы в этом году все-таки проводился набор курсантов?

- Вы знаете, во многие. В Военно-космическую академию имени Можайского, и в Военную академию РВСН, и в Военный учебно-научный центр (ВУНЦ) Сухопутных войск, и как я уже говорила, в Военно-медицинскую академию, Военную академию связи. То есть в небольшом количестве набор в 2011 году был во многие военные вузы.

- Сохранится ли в следующем году понятие "ограниченный набор" по отношению к вузам Минобороны, или курсантов будете набирать уже в полном объеме?

- На самом деле, "ограниченный набор" - достаточно условное понятие. Каждый год параметры набора в военные вузы определяются в зависимости от потребностей армии и флота. Внимательно анализируется кадровая ситуация: сколько человек и по каким специальностям потребуется. Ведь каждый выпускник военного вуза должен прийти в войска на конкретную воинскую должность. Министр обороны уже дал соответствующее поручение Главному управлению кадров, Департаменту образования и органам военного управления, в интересах которых готовятся кадры: Сухопутные войска, ВВС, ВМФ и другие. То есть сейчас определяется потребность, сколько в 2017-м году и каких специалистов нам будет необходимо для комплектования войск. А уже после проведения таких подсчетов будут определены и утверждены министром обороны параметры набора в военные вузы на следующий год.

Как правило, окончательные цифры формируются в начале апреля, но в этом году мы планируем сделать это пораньше с учетом того, что выпускникам, которые сдают ЕГЭ, с выбором предметов надо определиться уже до 1 февраля.

- Екатерина Геннадьевна, раскройте, пожалуйста, военную тайну: уже три года в СМИ и не только широко употребляется выражение "реформа военного образования". Однако хотелось бы до конца разобраться, что именно вкладывает в это понятие военное ведомство?

- Прежде всего, необходимо отметить, что преобразования, происходящие в системе военного образования, связаны как с модернизацией Вооруженных Сил в целом, так и с необходимостью реализации процессов, которые происходят и в гражданском образовании. Мы идем параллельным курсом, и работаем в рамках нормативных актов государства.

Наша основная задача - это повышение качества подготовки военных кадров, и здесь мы идем по нескольким направлениям.

Основное из них - формирование нового содержания обучения слушателей и курсантов. Как Вы знаете, вся высшая школа перешла на новые федеральные государственные образовательные стандарты. Это требование закреплено в законодательной базе нашего государства. Это так называемые стандарты третьего поколения. Они были разработаны в Министерстве обороны при участии ведущих гражданских высших учебных заведений: МГТУ имени Баумана, МАИ, МГУ, Санкт-Петербургского государственного университета, МГИМО, других ведущих вузов. Большое участие в разработке федеральных госстандартов приняли предприятия оборонно-промышленного комплекса, продукцию которых будут эксплуатировать выпускники военных вузов. На базе разработанных стандартов с учетом квалификационных требований, предъявляемых заказчиками подготовки кадров по каждой специальности, вузы уже строили учебные программы. Первые курсы наших вузов с 1 сентября этого года начали подготовку по новым учебным программам.

Кроме того, мы ужесточили требования к отбору кадров. Сейчас у нас очень большой упор делается на уровень подготовленности тех людей, которые поступают в наши вузы.

Во-первых, мы получили поддержку, и в настоящее время совместно с Минобрнауки прорабатывается вопрос о предоставлении права проведения дополнительных испытаний для абитуриентов, поступающих в военные вузы. Если привести аналогию - из гражданских вузов такие права сейчас имеют МГУ, СПбГУ. Это позволит нам подойти более качественно к отбору граждан, и уже при поступлении определить способности каждого абитуриента к освоению профессии военного.

Второе - в прошлом году мы ввели нормы, которые позволяют отчислять курсантов от обучения за одну неудовлетворительную оценку на экзамене. Раньше существовала система пересдачи, когда можно было один-два раза пересдавать один предмет, но теперь по требованию Министра обороны у нас курсанты и слушатели отчисляются за одну неудовлетворительную оценку. Этот шаг, который поначалу был весьма неоднозначно воспринят курсантами уже дал первые результаты, показал свою эффективность. Курсанты стали относиться к учебе более ответственно, более серьезно, потому что риск отчисления из вуза возрос кратно.

- Один "неуд" без права пересдачи - и всё?

- Да, это так. Вместе с тем, если человек болел и не сдавал экзамен или зачет, ему предоставляется возможность пересдать этот предмет. Но вообще - да. Один "неуд" без права пересдачи.

На самом деле оценка за семестр не настолько зависит от какого-то контрольного испытания, от экзамена. Мы стараемся на протяжении всего цикла обучения делать множество «контрольных срезов», проводить различные тестирования. При таком подходе еще до начала сессии и уровень знаний курсанта понятен, и ясно, на какую именно оценку он претендует. Поэтому такой элемент случайности, когда человек учился на "пять" и вдруг на экзамене получил "два", практически исключен.

- Совпадает ли количество новых стандартов обучения с количеством специальностей, по которым обучают офицеров? Можно ли приравнять понятия "стандарт обучения" и "специальность"?

- Нет. Военных специальностей гораздо больше. Федеральный госстандарт - это база, основа. По одному и тому же стандарту могут обучать на 10-15 различных военных специальностей. Помимо стандарта, есть квалификационные требования к военно-профессиональной подготовке выпускников. При совмещении стандарта и требований получается учебная программа, по которой готовят на конкретную военную специальность.

Возьмем для примера командира взвода. Базовые компетенции он получает на основании одного и того же стандарта, а его реализация может занимать до 80 процентов учебной программы. Специфика рода войск - это оставшиеся 20 процентов. Содержание этой части учебной программы определяется в квалификационных требованиях, которые разрабатываются на каждую военную специальность.

Если попытаться объяснить в трех словах процесс обучения с учетом специфики рода войск - приведу сильно упрощенный пример. Скажем, военный связист базовые знания по своей специальности получит в Военной академии связи. Дальше, если он планирует связать свою жизнь с морем, он узкоспециализированную - следующую часть обучения - может пройти в военно-морском вузе. Но это сильно упрощенная "картинка", просто чтобы была понятна общая модель.

- Может ли в таком случае быть принятой за основу такая модель обучения, при которой в военные вузы будут набирать преимущественно тех, кто уже получил высшее образование в гражданских учебных заведениях? Ведь у них уже есть база, и остается дать только военно-профессиональную составляющую?

- То, что касается командиров и других чисто военных узкопрофильных специальностей, мы будем готовить их в своих вузах от начала и до конца. Но если речь вести об отдельных технических специальностях, или специальностях гуманитарного профиля - это юристы, психологи, социологи - то на самом деле мы рассматриваем такой подход. Будем брать, например, выпускников юридического факультета гражданского вуза и дальше заключать с ними контракт и давать специальную военно-профессиональную подготовку. Продолжительность такой подготовки тоже будет определяться в зависимости от специальности.

Это применимо и к отдельным техническим специальностям. Например, связанным с IT-технологиями. Это тем более реально, если учесть, что федеральные госстандарты нового поколения для технических специальностей мы разрабатывали совместно с МГТУ имени Баумана, и они унифицированы с гражданскими.

- А как часто будет теперь учиться офицер и сколько времени потребуется на его переподготовку перед назначением на новую должность?

- Продолжительность и периодичность повышения квалификации или переподготовки устанавливается в зависимости от предстоящей воинской должности, но не реже одного раза в три года. Процесс переподготовки офицера будет занимать от одного до десяти месяцев, в зависимости от того, на какой уровень он переходит. Допустим, когда он приходит командовать взводом в начале своей карьеры, то следующий шажок - он небольшой, здесь не требуется серьезной учебной программы. В этом случае курс обучения будет достаточно краткосрочным, и носить скорее практическую направленность. Но есть и такие ключевые точки, когда, скажем, заместитель командира бригады или командир бригады назначается. Здесь меняется качественный уровень управления людьми на новой должности и нужна серьезная подготовка длительностью до 10 месяцев. Естественно, с учетом уже имеющихся у этого офицера знаний.

- Офицеры Генштаба и высший командный состав тоже будут проходить переподготовку по 10 месячной системе?

- Раньше высший командный состав обучался 2 года в Военной академии Генерального штаба (ВАГШ) и получал высшее профессиональное образование. Сейчас ВАГШ включилась в систему непрерывной профессиональной подготовки военнослужащих и тоже реализует подходы, связанные с обучением офицеров перед назначением на новую должность в системе дополнительного профессионального образования.

- Это значит, что военачальник, который в будущем сменит нынешнего начальника Генштаба на его посту, также будет проходить 10-месячную переподготовку в ВАГШ перед назначением на эту должность?

- Да. Система одна, она одинакова для всех. Человек учится для получения диплома о высшем профессиональном образовании один раз. После того, как он получает первое офицерское звание - все новые знания он будет получать уже в системе дополнительного профессионального образования. Это как раз та самая непрерывная подготовка на каждую воинскую должность. Такая система распространяется на все Вооруженные Силы.

- А те, кто преподает генералам? Неужели в их системе подготовки нет отличий и особенностей?

- Особенности в работе с преподавательским составом, конечно, есть, и они касаются не только преподавателей ВАГШ. Хотя это и не имеет прямого отношения к вопросу о системе их подготовки, все же очень важно отметить, что сейчас мы стали более активно использовать систему привлечения сторонних преподавателей. Эта система будет в ближайшее время подкреплена нормативным актом. Коснется такой порядок сугубо гражданских предметов, где нам надо конкурировать с гражданской высшей школой.

Минобороны сейчас пытается урегулировать вопрос с Минобразования таким образом, чтобы эта система не повлияла на аккредитационные показатели вуза. Сегодня, Вы знаете, не менее 60 процентов преподавателей вуза должны иметь ученую степень  или ученое звание. Мы сейчас ведем речь о том, чтобы нам не нужно было заполнять этот штат на 100 процентов и обучать будущих педагогов и всех остальных только своим штатным составом. Сейчас у нас есть возможность на договорной основе привлекать педагогов из других высших учебных заведений, в том числе и гражданских. Хотя не только педагоги у нас читают лекции, но и видные политические деятели.

- Но ведь тактику и стратегию будущим офицерам Генштаба должны преподавать не политики, а самые опытные военачальники. Будет ли читать лекции, скажем, начальник главного оперативного управления Генштаба?

- Мы это уже практикуем очень активно. И начальник Генерального штаба читает лекции слушателям Военной академии Генерального штаба, и другие командиры и начальники вовлечены в этот процесс, в том числе главнокомандующие видами, командующие родами войск Вооруженных Сил, начальники главных и центральных управлений Минобороны, руководители департаментов.

- Екатерина Геннадьевна, а военные ученые? Коснутся ли изменения в образовательных стандартах их подготовки?

- Могу назвать несколько цифр, чтобы обрисовать ситуацию с этим направлением. У нас на сегодняшний день работают 27 военных докторантур, 48 очных, 26 заочных адъюнктур и 104 диссертационных совета, деятельность которых направлена на обеспечение наших потребностей кандидатами и докторами наук. И здесь у нас по сравнению с гражданской школой достаточно неплохие результаты. К примеру, эффективность работы военной докторантуры - 66 процентов, адъюнктуры - 82 процента. Эти показатели значительно выше, чем в гражданской школе. То есть из каждых 100 соискателей у нас 66 становятся докторами наук. Кандидатами наук становятся 82 из 100 соискателей. Подготовку в адъюнктуре у нас ежегодно завершают 500-600 офицеров.

Если вернуться к вопросу о выполнении вузами Минобороны аккредитационных показателей по укомплектованности преподавательского состава учеными, то эти цифры на сегодня позволяют нам выполнять все требования нормативных документов.

- Есть еще одно направление, которое Вам в ближайшем будущем наверняка придется осваивать: до конца этого года Минобороны России планирует приступить к формированию органов военной полиции. Кто и в каких вузах будет готовить военных полицейских?

- Работа эта в начальной стадии, и на сегодняшний день вот так остро вопрос подготовки кадров для военной полиции не стоит. Да, сейчас она начнет комплектоваться, но на первых порах там будут служить те, кто уже имеет офицерское звание и соответствующую этому направлению деятельности подготовку. Понимая, что основы подготовки специалистов военной полиции и полиции будут схожи, я думаю, что Военный университет может быть тем вузом, который в дальнейшем будет давать специальную подготовку для службы в органах военной полиции. Там есть и юридический, и следственный факультеты.

- Расскажите, пожалуйста о международном обмене опытом в сфере военного образования. Много ли иностранных военных учатся в вузах Минобороны РФ?

- Сколько иностранцев проходят обучение у нас я сказать не могу, это закрытая информация. Но могу пояснить, что когда мы ведем речь о международном сотрудничестве, тут нужно иметь в виду следующее.

Во-первых, - и в основном - обучение иностранных военных специалистов в России связано с поставками вооружений и военной техники за рубеж. Мы обучаем их для того, чтобы их военные специалисты могли работать на нашем вооружении и военной технике. Второе направление - это создание единой системы подготовки военных в рамках ОДКБ. И третье - это обмен опытом с другими нашими коллегами, куда входит проведение стажировок и практик.

Обучение иностранных военных специалистов во многом схоже с аналогичной подготовкой российских военнослужащих. Сроки обучения такие же, как и у российских военнослужащих, обучение ведется на русском языке или через переводчиков. При необходимости мы проводим дополнительный курс обучения русскому языку.

Те же три направления взаимодействия работают и в обратную сторону. Мы едем туда и к тем, у кого есть чему поучиться. Естественно, это не только страны СНГ. Это и Германия, и Великобритания, и США, Швеция. Cоглашения о таком обмене у нас заключены с большинством зарубежных оборонных ведомств. Созданы рабочие группы, которые определяют перечни интересующих обе стороны вопросов.

- Речь идет о долгосрочных соглашениях, или условия сотрудничества пересматриваются ежегодно?

- Подобные международные программы, как правило, заключаются на серьезные сроки. Но есть и ежегодный план международного сотрудничества в сфере образования, и там как раз все вот эти поездки уже заранее спланированы. В 2011 году мы планируем провести около 40 таких мероприятий, связанных с обменом вузовскими делегациями.

Дополнительные справочные материалы

Министр обороны РФ Анатолий Сердюков в октябре 2008 года заявил, что на базе 65 российских военных учебных заведений будет создано 10 системообразующих вузов, "где будут собраны воедино учебная часть и научно-исследовательские лаборатории" - 3 военных учебно-научных центра, 6 военных академий и 1 военный университет. На тот момент систему военного образования в России составляли 15 военных академий, 4 военных университета и 46 военных училищ и институтов.

По словам Сердюкова, новые вузы должны будут готовить специалистов для всех военных ведомств, при этом  весь профессорско-преподавательский составучебных заведений  будет сохранен. При этом министр не исключил, что ряд специалистов гуманитарного профиля для нужд Минобороны будут готовиться гражданскими вузами.

Как заявил накануне бывший замначальника академии Генштаба ВС РФ генерал-полковник Виктор Барынкин, число военных высших учебных заведений по состоянию на октябрь 2011 года уже достигло плановых показателей: в результате армейской реформы их количество сократилось до 10.

По данным российского военного ведомства, в 2010 году военные вузы окончили около 10 тысяч офицеров. В 2011 году первое офицерское звание в связи с окончанием военного учебного заведения было присвоено 14 тысячам выпускников.

 

Источник: РИА Новости


<<назад
   
www.svu.ru является сайтом Общероссийской общественной организации «Российское кадетское братство». Создание и поддержка — «Сёма.Ру»
Яндекс.Метрика
Local Banner System