www.svu.ru                    
Новости   Газета   Гостевая книга   Форум   Контакты
Кадетская организация
Поиск однокашников
Кадетские биографии
Исторический календарь
Кадетская библиотека
Учебные заведения
 
Зарегистрировано
в клубе
выпускников
6085
 
Вступить в кадетское братство

Заполните заявление о приеме в члены РКБ

 
Опрос
Как вы считаете, количество каких средних образовательных учреждений, подведомственных Минобороны России, необходимо увеличивать?
Суворовские военные училища
Нахимовские военно-морские училища
Кадетские корпуса
Пансионы воспитанниц
Президентские кадетские училища


Результаты


Поиск:

 


Рассылка новостей:

 

20.09.2016 — Доктрина кадетства

Скачать Доктрину кадетства (в формате .doc)

 

О состоянии и перспективах развития кадетского компонента российской системы образования

Кадетский компонент отечественной системы образования имеет более чем 300-летнюю историю. Современный этап его развития кардинально отличается от всего, что было прежде. Эти отличия связаны с дезинтеграцией СССР и ее последствиями, оказывающими существенное влияние на все сферы жизни страны, включая систему образования. Здесь особую роль играют настойчивые попытки втиснуть образование в прокрустово ложе болонских стандартов – зачастую вопреки российским традициям, российскому педагогическому опыту, историческим ценностям отечественной школы. Положение усугубляется проникновением в образовательную среду потребительства, индивидуализма, бескультурья, коррупции. Все это ведет к снижению качественного уровня образования. У обучающихся утрачивается мировоззренческая основа знаний, происходит их фрагментация, неизбежным следствием натаскивания на ЕГЭ становятся узость мышления, общая деградация.

Естественной реакцией на эти очевидные угрозы стал нарастающий социальный запрос на кадетство. В нем люди увидели средство защиты своих детей от пагубного нашествия «болонизации». Народная инициатива вызвала к жизни новые формы кадетства, порой весьма далекие от его традиционных, классических образцов. Кардинально изменилась и организационная структура кадетства: в ней, наряду с базовым сегментом – военными учебными заведениями, появился новый сегмент - кадетские по форме, но сугубо гражданские по предназначению и сути, учебные заведения. Сформировался и еще один сегмент кадетства: кадетские ветеранские общественные объединения различного уровня и состава.

Расширение социальных рамок кадетства, мультипликация его форм и функций, широкое, нередко произвольное использование его атрибутов в образовательном процессе сопровождаются перманентными и, к сожалению, малопродуктивными дискуссиями. Под напором околокадетского творчества наметилась деградация самого кадетства, чреватая утратой его образовательных достоинств, исторически заложенного в нем патриотического потенциала.

Системное осмысление происходящих в кадетстве и вокруг него процессов становится безотлагательной необходимостью. Некоторый оптимизм рождают признаки внимания к этой проблеме со стороны государственных и общественных структур, в их числе – парламентские слушания, круглые столы в Общественной палате, создание комиссии по «кадетскому образованию» в Минобрнауки, ряд региональных инициатив и т.д. Однако, нельзя не видеть, что все это пока не дает практических результатов, способных привести к реальной координации и консолидации усилий государства и общества по эффективной реализации кадетского компонента системы образования в деле ее модернизации и обеспечения ее качества. А главное – до сих пор нет единой, общепринятой и общепризнанной идеологии кадетства, нет ясной, обоснованной доктрины его применения и развития.

Без этого вряд ли возможны практическая, полноценная организация успешного функционирования кадетского компонента системы общего образования, последовательное осуществление его патриотического и модернизационного потенциала в национальных интересах России.

1.

Для успешной реализации потенциала кадетства изначально необходимо единое понимание этого феномена. На мой взгляд, кадетство представляет собой органическую целостность двух главных составляющих. С одной стороны – это совокупность взглядов, принципов, установок и норм, соответствующих идеалам духовности, патриотизма, гражданственности, достоинства и чести, традициям самоотверженного служения Отечеству с детства. C другой – это система действий по формированию с раннего возраста гармонично развитой личности, сочетающей высокую образованность, общую культуру, нравственность, физическое совершенство, доброту, порядочность.

Иначе говоря, кадетство – явление, прежде всего, духовно-нравственное, выражающее гражданскую позицию, линию жизни человека. Вместе с тем, это образовательная технология, которая в едином нераздельном процессе воспитания и обучения обеспечивает безусловный приоритет воспитания. Комплексное, всеобъемлющее, органически объединяющее в себе встречное стремление воспитателя и воспитанника к познанию, всестороннему гармоничному развитию, оно создает в динамике взросления особую матрицу сознания, которая предопределяет самоценность человека, его место и роль в обществе и государстве.

Суть этой матрицы – в предметном патриотизме, означающем повелительную потребность в конкретных делах и поступках на благо Отечества. В ней нет ничего общего с показной, декларативной, конъюнктурной позой, модным словоблудием. Она, собственно, и есть не только готовность, но и реальная способность умело, с достоинством и честью, полностью и до конца выполнить долг гражданина и патриота.

В контексте этой матрицы кадетство генерирует мотивацию воспитанника на упорное, добросовестное, в конце концов – честное овладение знаниями, навыками, умениями. А устойчивость такой мотивации достигается эффективным, индивидуально ориентированным, но осуществляемым на коллективистской основе, воспитанием. Оно же, в свою очередь, существенно дополняется личным примером командиров, воспитателей, преподавателей, высокоорганизованным укладом жизни и быта, качественными условиями и высокими стандартами образовательного процесса. И, конечно, атмосферой подлинного товарищества, взаимного уважения, дисциплиной и ответственностью, которые постепенно приобретают доминирующие черты духовного братства, соединяющего питомцев кадетского учебного заведения в течение всей последующей жизни.

Все это, можно сказать, родовые черты кадетства, которые должны быть присущи образовательным организациям, носящим это имя. Отсюда, в частности, существенно более высокое, по сравнению с обычной средней школой, качество образования. И, что не менее важно, недостижимый пока для нее уровень общей культуры, самоорганизации, духовного, нравственно-этического, эстетического, физического развития воспитанников.

2.

В системе духовных, интеллектуальных, общекультурных, нравственно-психологических и организационных начал кроются, на мой взгляд, истоки исключительной плодотворности кадетства как российской патриотической традиции и особого компонента отечественной системы образования.

Общеизвестно, что практически на всем протяжении своего существования кадетство играло важную роль в системе образования, воспроизводстве патриотического духа народа, в обеспечении наследования новыми и новыми поколениями граждан России дела служения Отечеству как пожизненного призвания. Прежде всего – на военном поприще.

Показательно, что вплоть до начала ХХ века в России 70-80% воспитанников кадетских корпусов и военных училищ, до 90% командного состава гвардейских и свыше 70% армейских полков были сыновьями офицеров. Выходцы из кадет составляли подавляющее большинство командиров русской армии в Отечественной войне 1812 года и других войнах, которые довелось вести России. Кстати сказать, значительная часть сегодняшнего офицерского корпуса нашей страны, практически все высшее руководство Минобороны и Генштаба, командующие и командиры различных рангов и званий прошли школу кадетства.

Эта школа развивалась и развивается в общем русле жизни страны, отечественной системы образования, испытывая на себе влияние тех или иных этапов российской истории, но сохраняя свои родовые черты. Вынужденные почти 20-летние «каникулы» она пережила после Великой Октябрьской революции, в эпоху коренного переустройства России. Подлинный ренессанс школы кадетства пришелся на предвоенные годы и Великую Отечественную войну. В 1938-1940 годах в стране была создана система специальных средних военных школ: 17 артиллерийских, 20 военно-воздушных и 7 военно-морских. Учебно-воспитательный процесс, жизнь и быт в них были организованы по российской кадетской традиции - в рамках общего среднего образования, с 3-летним циклом воспитания и обучения в 8-10 классах.

С учетом успешного опыта военных спецшкол, давших прекрасное пополнение офицерского корпуса, героически проявившее себя на фронтах Великой Отечественной, в 1943 году кадетство было воссоздано фактически в полном объеме в форме 15 суворовских военных и 3 нахимовских военно-морских училищ. Организованные по типу старых российских кадетских корпусов, эти училища, рассчитанные на 7-летний цикл воспитания и обучения, обладали государственным, военным статусом со всеми главными атрибутами воинской жизни, воинского строя и воинского духа. Огромным их достоинством, а в воспитательно-образовательном плане и неоспоримым преимуществом было то, что в качестве командиров, воспитателей и ведущих преподавателей в них назначались лучшие из лучших кадровые офицеры – наиболее подготовленные, проявившие себя в боях, склонные к воспитательной работе, работе с детьми.

Такая - спецшкольная, суворовско-нахимовская форма кадетства показала свою высокую востребованность и эффективность как в собственно образовательной практике, в развитии общей системы образования, так и в целевой довузовской подготовке пополнения для офицерского корпуса. Это, можно сказать, подтвержденный самой жизнью знак качества кадетства.

И, тем не менее, кадетству не удалось избежать конъюнктурных, субъективных по сути, деструктивных по результатам реформаций, которые предпринимались на различных этапах его развития. По времени их разделяют десятки, а то и сотни лет, но все они удивительно схожи по содержанию и направленности, словно были скроены по единому заданному шаблону. Впервые он был применен в ходе «милютинских» реформ 1860 годов, когда кадетские корпуса подверглись «либерализации» путем трансформации их в гимназии, искоренения военного уклада и предназначения, изгнания военных кадров. Пагубность подобных «новаций» наглядно вскрылась в течение последующего десятилетия, и кадетство было полностью восстановлено в прежнем виде. Второй раз – после Февральской революции 1917 года, но реализовать либеральный замысел не дала сама история. Третья попытка была реализована по хрущевской прихоти на рубеже 50-60-х годов прошлого века, когда одним махом были упразднены все успешно действовавшие в то время военные спецшколы, закрыто большинство суворовских и нахимовских училищ, а срок обучения в оставшихся урезан до 2-3 лет. На исправление последствий этой прихоти ушло немало времени, сил и средств. И, наконец, уже в наши дни замшелый шаблон был применен к кадетству в период «сердюковщины», ущерб от которого последовательно преодолевается в настоящее время. 

Системный анализ предпринимавшихся «реформаций» кадетства показывает, что все они, независимо от официально провозглашавшихся целей, фактически вели к выхолащиванию его военно-патриотической сути, кадетства, демонтажу военно-технической базы учебно-воспитательного процесса, всего уклада жизни и быта кадетских учебных заведений, включая глубинную девальвацию военных компонентов образовательных программ, стандартов, методик, замену кадровых военных гражданским персоналом на ключевых должностях, и т.д., и т.п.

Развитие событий в подобном русле неизбежно ведет к ликвидации подлинного русского духа кадетства как школы воспроизводства предметного патриотизма путем его подмены неким суррогатом псевдолиберальной духовной всеядности, беспредельной «свободы» - в том числе, свободы от порядочности, нравственности, ответственности за свои слова, поступки, дела, за судьбы Отечества.

К счастью для России, попытки уничтожения кадетства под видом его «реформации» всякий раз достаточно быстро и адекватно оценивались, а их негативные последствия более-менее решительно преодолевались. Но сам факт повторения подобных попыток, подгонки кадетства под псевдолиберальный шаблон свидетельствует, что уроки истории пока усвоены все же недостаточно основательно.

3.

Большим достижением считается включение кадетства в современный федеральный закон об образовании. Это действительно серьезное достижение, результат настойчивой совместной работы всех, кто кровно заинтересован в сохранении и развитии кадетства, реализации его потенциала в национальных интересах России. Но, вместе с тем, не может не вызывать озабоченности приведенная в законе весьма расплывчатая трактовка кадетства. Согласно ей, в рамках кадетства могут осуществляться определенные дополнительные «образовательные услуги» в виде тех или иных «общеразвивающих программ», направленных на удовлетворение «образовательных потребностей».

За частоколом вполне определенной, продиктованной приверженностью к болонской системе «потребительской» терминологии абсолютно не ощущается сколько-нибудь заметной образовательной заботы о сущем – о воспитании. Духовном, нравственном, этическом, физическом, общекультурном, наконец. Может ли быть по-настоящему образованным человек без всего этого?

Как ни банально может звучать эта азбучная, но игнорируемая апологетами «болонизации» образования, истина, но ее приходится повторить: подлинное образование возможно лишь при безусловном приоритете воспитания в едином, целостном образовательном процессе. Сила кадетства как раз и кроется в последовательной практической реализации этой истины. В ней, собственно, заключается суть кадетского компонента российской системы образования, кадетской образовательной технологии, выстроенной на прочном фундаменте идеологии гражданственности, патриотизма, уважения к отечественной истории, служения своему народу, Родине.

Отрадно видеть, что сегодня кадетство обретает второе дыхание – благодаря, прежде всего, усилиям Президента страны, Министра обороны, федеральных и региональных органов власти, работников кадетских учебных заведений, ветеранских объединений. Оно постепенно выздоравливает, избавляется от причиненных ему деформаций. Этому в огромной степени способствует атмосфера возрождения в нашем обществе идеологии патриотизма как национальной идеи, сбережения и восстановления исторической памяти, отечественных ценностей и традиций.

Такая атмосфера, можно сказать - это естественная среда обитания кадетства. Среда, способствующая его расцвету и, вместе с тем, требующая от него максимальной практической отдачи. Отсюда – необходимость завершения околокадетских, во многом надуманных, никчемных по своей сути дискуссий. Отсюла же – и потребность в системном осмыслении происходящих в кадетстве процессов, в выработке и осуществлении конкретных шагов по правовому, педагогическому, организационно-методическому, материально-техническому обеспечению развития кадетства и эффективного использования его потенциала для возрождения и совершенствования всей нашей отечественной системы образования.

4.

О том, что все эти требования имеют объективный характер, свидетельствует реальное состояние кадетства во всех его сегментах. Наиболее благополучным сегодня выглядит первый сегмент, включающий главный, как уже отмечалось, базовый, системоообразующий компонент кадетства – кадетские военно-учебные заведения.

Изначально их предназначение было однозначным и состояло в подготовке молодежи к военной службе, военной карьере. На протяжении трех веков, исключая короткие периоды упомянутых выше «реформаций», кадетские военно-учебные заведения вполне соответствовали этому своему предназначению.

Однако в современной России в нормативном определении предназначения кадетских военно-учебных заведений появился некий дуализм, сначала закрепленный в президентском указе о подготовке в таких заведениях к служению Отечеству «на военном и гражданском поприще», а затем в законодательной формуле о подготовке «к военной или иной государственной службе».

Подобные установки обнаруживают странную, мягко говоря, логику. Военная служба, в сущности, уравнивается с любой иной государственной службой. Между тем, в реальной жизни это ведь совсем не так! Военная служба, будучи особым видом государственной службы, требует от человека совокупности таких качеств, в которых объективно не нуждаются ее иные виды. Достаточно хотя бы просто обозначить некоторые из таких качеств.

Во-первых, помимо полного набора равных, интеллектуальных, волевых, морально-психологических и физических качеств, желательных, но вовсе не обязательных на «гражданке», военная служба предполагает наличие у человека осознанной готовности принять существенные ограничения общегражданских прав и свобод и неукоснительно следовать им в повседневной жизни.

Во-вторых, военная служба подразумевает обязанность безоговорочно выполнять требования воинской дисциплины, субординации, служебного распорядка, служебного долга вне зависимости от времени года, суток, погоды и т.д. Такой же прямой и безусловной обязанностью военнослужащего является умение стойко, безропотно преодолевать тяготы и лишения военной службы, полноценно жить и работать при полном или частичном отсутствии обустроенного быта, т.н «благ цивилизации», включая самые элементарные.

И, наконец, военная служба, требует отнюдь не умозрительной готовности и способности активно, профессионально, презрев страх и боль, действовать в бою, в обстановке войны, исполнить воинский долг, боевой приказ любой ценой, включая цену собственной жизни.

Все это и еще многое-многое другое коренным, принципиальным образом отличает военную службу, как, естественно, и подготовку к ней, от любой иной государственной службы. Между тем, никаких отличий в предназначении военных (военно-морских) кадетских учебных заведений от других, в наименовании которых присутствует термин «кадетские», но отсутствует термин «военные», закон не делает.

Вряд ли такое положение можно назвать нормальным. Между тем, оно еще более усугубляется действующими подзаконными актами. В частности, Типовое положение о суворовских, нахимовских училищах и кадетских корпусах Минобороны России (п. 31) устанавливает, что поступление выпускников кадетских военно-учебных заведений в военные вузы осуществляется исключительно по их желанию.

Вот уж, поистине, либеральный венец кадетству! Действительно, в угоду абстрактным представлениям о «свободе выбора» происходит, причем не только на этапе завершения учебы в кадетском военно-учебном заведении, но уже с момента поступления в него, вольное или невольное, явное или подспудное освобождение воспитанника от ответственности за свою мечту, за свою собственную линию жизни. Не будет преувеличением назвать подобный подход своего рода презумпцией безответственности.

Ведь мальчишка поступает в кадетское военно-учебное заведение, чтобы посвятить себя именно военной службе, в перспективе стать офицером. Пусть поначалу в этом его стремлении преобладают романтика, светлая мечта. Но они должны быть укреплены в кадетском военно-учебном заведении всем укладом его жизни и быта, всей системой воспитания и обучения, кадетским воинским духом и строем. А кадетские учителя – командиры, воспитатели, преподаватели должны чутко и профессионально помочь переплавить, преобразовать эту романтическую мечту в твердое убеждение, в активную, принципиальную жизненную позицию. И они это делают, делают нередко вопреки духу и букве официальных установок! 

Конечно, выбор офицерской судьбы не легок и не прост. Он сопряжен с отчетливым пониманием личной ответственности офицера за судьбы Родины, с ясными, адекватными представлениями о военной службе. Конечно, случается, что по мере формирования такого понимания и таких представлений, они могут войти в неразрешимые противоречия с приверженностями и возможностями человека. Долг командиров и воспитателей своевременно почувствовать это противоречие, оценить его, помочь с минимальными последствиями преодолеть его, в конце концов – изменить выбор.

Но подобное изменение – исключение из общего правила, которое не может и не должно отменять само правило! А оно заключается в том, что кадетское военно-учебное заведение создается и существует – на что государство выделяет немалые средства и ресурсы – для довузовской подготовки молодежи к военной службе, к военной профессии, к офицерской карьере.

И потому противоестественной, а на мой взгляд, так и совершенно аморальной является допускаемая порой практика ориентации воспитанников президентских кадетских, суворовских военных, нахимовских военно-морских училищ и кадетских корпусов на «рациональное» использование всего, что они получили в кадетской «альма-матер» для поступления в какой-нибудь престижный гражданский вуз – либо в отечественный, либо еще лучше - зарубежный.

Кстати, подобная «ориентация» и сделанный на ее основевыбор кадетом своего будущего для некоторых воспитателей и преподавателей кадетских военно-учебных заведений – едва ли не главный критерий качества образования.

При чем здесь патриотизм, долг, достоинство, честь и вообще военная служба, когда речь идет об элементарной и такой естественной для них потребительской выгоде! Тем более, как говорится, все «по закону», в русле механистической реализации новомодных «болонскаих» стандартов. Какие претензии? Пусть ты надел погоны, присягнул кадетству, но можешь – имеешь право! – без особых угрызений совести сменить жизненный курс по мотивам, которые преподносятся как важные, а на деле чаще всего являются конъюнктурными своекорыстными.

Всего этого, на мой взгляд, достаточно, чтобы незаметно, постепенно вытравить, вопреки национальным интересам и безопасности нашей страны, из традиционного российского кадетства – военного по родословной, сути и духу – его сакральный смысл, который состоит в выборе с детства военной службы и в пожизненной верности этому выбору.

Это – главное! Но важно и то, что государство оказывается в двойном накладе: помимо ощутимых духовных, нравственно-этических потерь оно несет серьезный материальный ущерб вследствие расходования немалых средств отнюдь не по назначению.

Отсюда – принципиальная важность слома этой тенденции, необходимость четкого определения и утверждения как на духовном, нравственно-этическом, так и на доктринальном, и на законодательном уровнях единого целеполагания, предназначения кадетских военно-учебных заведений. Оно должно состоять, по моему убеждению, в довузовской по своему образовательному уровню и всесторонней, комплексной по содержанию, подготовке молодежи с раннего возраста к военной службе, офицерской карьере.

5.

Кадетство – это прелюдия офицерской карьеры. На протяжении всей истории России офицерское звание, офицерская служба, офицерская профессия представляли собой предмет особого народного уважения. Так, например, по свидетельствам современников, А.С. Пушкин полагал себя в душе офицером, военную службу ставил выше любой другой. А выдающийся русский мыслитель А. Платонов видел в офицере «образ Родины для солдат на поле боя».

Сегодня авторитет военной службы, офицерской профессии после долгого безвременья второй половины 1980-1990 годов возрождается. Вместе с ним - и кадетство. Общая численность кадетских военно-учебных заведений в настоящее время достигает 40, что примерно равно среднеисторическому, если можно так выразиться, российскому показателю. Восстановлен 7-летний срок обучения в них. Набирают былую силу славные исторические традиции. О многом говорит отрадный факт, который отметил недавно министр обороны России С.К. Шойгу: конкурс желающих поступить в кадетские военно-учебные заведения достиг в 2016 году 11 человек на место!

Но существует ряд факторов, которые в той или иной мере мешают наиболее полной реализации потенциала кадетских военно-учебных заведений. Это касается определения их предназначения, о чем говорилось выше. Это касается также их статуса, как, впрочем, и статуса всех кадетских учебных заведений.

Вопрос далеко не праздный. Вот, например, закон № 273-ФЗ наделяет именем «военные» суворовские, нахимовские, военно-музыкальное училища и кадетские военные корпуса. А президентские кадетские училища – нет. Это военные учебные заведения? Если да, то почему в их наименованиях отсутствует определение «военные»? Если нет, то зачем жизнь и учеба в них строится по типу суворовских училищ, по военному образцу? От ответа на этот вопрос прямо либо опосредованно зависят цели и задачи воспитания и обучения, в целом формат и профиль образования, включая набор и содержание основных и дополнительных программ, учебных планов, определения профессиональной ориентации, характер взаимоотношений, требования к воспитателям и воспитанникам, к итоговым результатам работы учебного заведения, дальнейшие перспективы выпускников.

Аморфный статус, видимо, тесно связан с двояким предназначением военно-учебных заведений и дает порой не вполне здоровые плоды в виде неадекватной самооценки некоторых кадет. Отдельные воспитанники президентских военных училищ не желают «приравниваться» к суворовцам, нахимовцам, другим кадетам полагая, видимо, себя более «крутыми», особой «кастой». Без всякого, к слову, на то основания. Реакция суворовцев и нахимовцев вполне ожидаема: они не желают именоваться кадетами, считая, судя по всему, что это общее и исторически славное имя в последнее время сильно девальвировано.

Как ни прискорбно, но у этого только зарождающегося явления есть объективные причины. С одной стороны, это беспредельно широкое и зачастую произвольное использование кадетства и его фрагментов, прежде всего формальных, нередко в утилитарных целях. С другой – фактическое институциональное игнорирование и, вследствие этого, его постепенная утрата исходного, определяющего, собственно военного содержания воспитания и обучения в кадетском военно-учебном заведении.

В то же время чрезмерное использование кадетской атрибутики в гражданских по своей сути, предназначению, статусу кадетских учебных заведений, дезориентирует воспитанников, обусловливает нецелевое использование времени, средств, ресурсов, отвлекает от сосредоточения усилий на достижении определенных целей воспитания и обучения.

Представляется совершенно необходимым закрепить в доктринальных положениях, а затем - в законодательных и подзаконных нормативных актах определение правовых, организационных, финансово-экономических, материально-технических и собственно образовательных критериев статуса кадетских образовательных организаций, их конкретного места в единой системе образования, профиля, устанавливающего определенный вид государственной службы, для целенаправленной подготовки к которому они предназначены.

Только полное соответствие всем этим критериям может служить основанием для лицензирования и сертификации кадетского учебного заведения. При этом важно вполне определенно закрепить статус каждого такого учебного заведения и его типа.

Анализ практики современного кадетства позволяет сформулировать основы классификации кадетских учебных заведений.

  1. Федеральные государственные кадетские образовательные организации закрытого типа, имеющие военный статус и предназначенные для довузовской подготовки несовершеннолетних граждан к военной службе.
  2. Федеральные (региональные) государственные кадетские образовательные организации интернатского типа, имеющие гражданский статус и предназначенные для довузовской подготовки несовершеннолетних граждан к государственной гражданской службе.
  3. Муниципальные кадетские образовательные организации (школы-интернаты и школы), имеющие гражданский статус и предназначенные для общеобразовательной и общекультурной подготовки несовершеннолетних граждан с использованием элементов кадетской общеобразовательной технологии.

Конкретный профиль каждой кадетской образовательной организации может устанавливаться и обеспечиваться соответствующими правительственными, ведомственными и иными нормативными актами. Применительно к кадетским военно-учебным заведениям он определяется видом Вооруженных Сил, родом войск, национальной гвардией, специальной службой, на которые ориентирована подготовка воспитанников. А применительно к гражданским кадетским учебным заведениям – органами соответствующей государственной гражданской службы. К какому из ее конкретных видов – административной, юридической, финансовой, экономической, налоговой, таможенной, лесной, пожарно-спасательной и т.д. – должны определяться и устанавливаться, исходя из объема и структуры государственного заказа и по каждому виду, реальных возможностей министерства, ведомства, региона, попечителей, спонсоров и т.д.

При этом материально-техническое, учебно-методическое, кадровое наполнение конкретного профиля кадетского учебного заведения обеспечивается заинтересованными министерствами, ведомствами, органами власти и оформляется юридически обязывающими документами. Такая практика в последнее время демонстрирует свою продуктивность и постепенно набирает силу.

Под таким углом зрения следовало бы осуществить тотальную инвентаризацию образовательных организаций, именуемых кадетскими. Сегодня их число в стране, по различным данным, превысило 1000-1200, и продолжает расти. Нередко, к сожалению, школа, класс или иная образовательная структура, называющая себя «кадетским» именем, с собственно кадетством имеет мало общего. Тем самым созидательная, жизнетворная идея выхолащивается, дискредитируя важное и хорошее дело.

Наведение порядка в сфере кадетства, избавление его от балласта в виде квази-кадетских образовательных структур позволит не только упорядочить использование кадетского компонента в системе образования, но и добиться максимальной отдачи от его патриотического, модернизационного потенциала.

6.

Роль единой системы координат в многовекторной, многоплановой работе по реализации потенциала кадетства в деле совершенствования системы общего образования, воспитания подрастающих поколений могла бы сыграть доктрина кадетства.

Ее создание – достаточно емкая и сложная научно-практическая задача. Но она вполне может быть успешно решена в относительно короткие сроки при разумной организации совместной работы ученых и практиков, представителей органов власти и управления, учебных заведений, общественных объединений.

Принятие доктрины кадетства – разумеется, после открытого обсуждения ее проекта, - позволит, как представляется, ввести в конструктивное русло стихийное творчество, нередко носящее печать местечковости, остановить неуправляемое и неконтролируемое «размножение» доморощенных форм кадетства, процесс массового «окадечивания» детей. И все это – на фоне имеющихся проблем в самом традиционном, классическом кадетстве.

Нельзя не видеть, что в настоящее время распространены часто весьма далекие от истины и от реальной практики представления о кадетстве, его целях, задачах, принципах, традициях, содержании и формах реализации. Нет смысла перечислять их: достаточно просто взглянуть на пеструю палитру сегодняшних кадетских образовательных  организаций. Тем более важна и нужна надлежащим образом изложенная, всесторонне обоснованная, целостная система взглядов на формирование с детства гармонично развитой личности гражданина и патриота, устремленной на достойное служение Отечеству.

На мой взгляд, такая система в виде сцементированной внутренней логикой совокупности дефиниций, норм, принципов, установок, требований и положений может и должна быть изложена в едином документе. А его дух и буква, его логика и смысл должны быть понятны и восприняты как руководство к осознанному, творческому действию не только в собственно кадетской среде, но и в целом в государстве и обществе. Возможно, именно поэтому, и с учетом действительной роли кадетства в системе российского образования, в деле воспитания подрастающих поколений, документ целесообразно ввести в действие решением Президента России.

Что касается основного содержания доктрины кадетства, то, как представляется, его квинтэссенцию должно составлять исчерпывающее определение предназначения, целей и задач кадетства, присущих именно ему и как социальному, нравственно-этическому явлению, и как особой системе воспитания и обучения, и как специальной образовательной технологии.

Не менее важны четкие доктринальные установки относительно механизмов формирования и гармоничного развития личности с раннего возраста в непрерывном процессе взросления, в том числе, в условиях кадетского учебного заведения.

Принципиальное организационное и методологическое значение имеет определение в доктрине совокупности конкретных критериев, характеризующих кадетское воспитание и кадетское обучение как именно кадетское. В тесной связи с этими критериями необходимо изложить набор обязательных требований к стандартам, определяющим кадетскую специфику общего образования, а также вытекающие из этой специфики конкретные образовательные условия, которые должны быть созданы в кадетских образовательных организациях.

Кажется вполне очевидным, что доктрина должна содержать ясные установки по поводу нормативов, определяющих саму возможность классификации (сертификации) образовательных организаций как кадетских.

В едином комплексе с исчерпывающим набором таких нормативов целесообразно сформулировать доктринальные положения, определяющие параметры создания и функционирования системы управления кадетскими образовательными организациями. Наверное, она должна быть дифференцированной - в соответствии с военным и гражданским сегментами кадетства.

Как представляется, с учетом уникального опыта управления военным сегментом кадетства - кадетскими военно-учебными заведениями, главную роль в организации и обеспечении их деятельности целесообразно закрепить за Министерством обороны. Именно оно, и только оно обладает всеми возможностями для осуществления эффективного руководства базовым сегментом кадетства. Включая, естественно, вопросы координации управленческой деятельности других силовых министерств и ведомств, имеющих в своем ведении кадетские военно-учебные заведения, выработки и реализации единой стратегии развития военно-патриотической системы кадетского воспитания и обучения, разработки и внедрения имеющих военную специфику дополнительных образовательных программ, а также программ и планов подготовки и переподготовки командных, воспитательских и преподавательских кадров для кадетских военно-учебных заведений, и другие вопросы. В любом случае кадетские военно-учебные заведения должны быть избавлены – и это важно закрепить в доктрине, а затем и в законодательстве – от чрезмерной, чаще всего совершенно неоправданной, а порой попросту деструктивной, выходящей за сугубо методические рамки, опеки Минобрнауки, особенно в части, касающейся военного уклада жизни, военного строя, военного знания, военного умения, воинского духа.

В то же время, именно на Минобрнауки и другие министерства и ведомства, имеющие в своем ведении кадетские учебные заведения, имеющие гражданский статус, должна быть, как представляется, возложена и соответствующим образом закреплена конкретная ответственность за организацию и осуществление управления гражданским сегментом кадетства. Включая, разумеется, все организационные, программные, методические вопросы, а также вопросы подготовки и переподготовки кадров для таких заведений.

Необходимые согласования и координация управления всеми сегментами кадетства вполне могут осуществляться в рамках ныне существующих органов и структур. Нет никакой необходимости в создании некой новой административной единицы – еще одной бюрократической надстройки. Достаточно включить в дело имеющиеся резервы оптимизации деятельности нынешних подразделений управления за счет уточнения и жесткого разграничения их функций, улучшения взаимодействия и координации, конкретизации полномочий и ответственности за порученные участки работы, улучшения контроля, повышения компетентности и профессионализма.

7.

Не могу не коснуться еще одного, казалось бы, второстепенного вопроса, но на самом деле – важного и весьма значимого для тех, ради кого, собственно, и существует кадетство. Речь о кадетах. Как объект воспитания и обучения в кадетских образовательных организациях, они поименованы действующим законодательством термином «обучающийся». Мало того, что это трудно произносимый «шипящий» канцелярит, так он еще и прямо противостоит традиции.

Испокон веку питомцы кадетских учебных заведений именовались единым именем «кадеты»; во внутреннем обиходе – «суворовцами», «нахимовцами», а при обращении чаще всего - «воспитанниками». Именно такое определение – «воспитанник» - и представляется наиболее точным, соответствующим жизненным реалиям, сути кадетства. Во-первых, специфика учебы в кадетских образовательных организациях характеризуется, прежде всего, приоритетной ролью, особыми формами, методами, содержанием и направленностью воспитания. Во-вторых, проникнутое идеологией патриотизма, служения Отечеству, воспитание в кадетских образовательных организациях реализуется непрерывно, как в учебе, так и в «неурочное» время, фактически определяя весь уклад и образ жизни кадет, являясь мощным стимулятором обучения.

Свое место в доктрине кадетства должно, на мой взгляд, найти системное определение основных условий, целей, принципов создания и функционирования кадетских общественных объединений. Практика свидетельствует о наличии определенных противоречий в этой сфере, имеющих, как правило, субъективный характер, а также о необходимости упорядочения содержания, форм и методов практической деятельности. Прежде всего – в области военно-патриотической, военно-исторической и военно-мемориальной.

Особого внимания требует организация участия общественных организаций в учебно-воспитательном процессе кадетских образовательных организаций. В целом же, думается, основные усилия общественников целесообразно сосредоточить на организации предметной работы по сохранению и преумножению исторических традиций кадетства, консолидации кадетской ветеранской общественности в общей деятельности по обеспечению патриотической преемственности поколений.

* * *

Понятно, что доктрина кадетства – не панацея. И не догма. Она призвана отражать в своих положениях живую жизнь, быть восприимчивой к новому, развиваться в соответствии с требованиями времени, национальными интересами страны. И именно в таком качестве она может и должна стать объединяющим началом, руководством к согласованному, результативному действию. При опоре на единую платформу идей, принципов, норм и стандартов кадетство реально сможет стать катализатором процесса здоровой модернизации всей отечественной системы образования, расширенного воспроизводства патриотического потенциала России.

 

Председатель РКБ

В.Л. Манилов

Действительный государственный советник РФ 1 класса

Генерал-полковник в/о

Доктор политических наук

 

 


Приглашаем всех желающих высказаться по поводу статьи, прислать свои соображения и предложения по высказанным проблемам. Адрес для дискуссий intercadet@mail.ru


предыдущая новость | следующая новость

<<назад
   
www.svu.ru является сайтом Общероссийской общественной организации «Российское кадетское братство». Создание и поддержка — «Сёма.Ру»
Яндекс.Метрика
Local Banner System