www.svu.ru                    
Новости   Газета   Гостевая книга   Форум   Контакты
Кадетская организация
Поиск однокашников
Кадетские биографии
Исторический календарь
Кадетская библиотека
Учебные заведения
 
Зарегистрировано
в клубе
выпускников
6109
 
Телеграмм канал - Суворовцы

Подписывайтесь на наш канал



Поиск:

 


Рассылка новостей:

 

14.01.2010 — Наперекор всему

Центру подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина 11 января исполнилось 50 лет. Он дал путевку в космос многим отечественным и иностранным космонавтам, в том числе и Владимиру Александровичу Джанибекову...
...Мне всегда казалось, что космонавты - небожители, люди, одаренные судьбой, особенно сильные, цельные... Это действительно так. Познакомившись с дважды Героем Советского Союза Владимиром Джанибековым, отметила еще одну особенность в судьбах космонавтов: их путь - это череда парадоксов. И даже их полеты - это нередко результат стечения обстоятельств. С одной лишь поправкой: они к ним всегда готовы.

    
День рождения - 13 мая

     Говорят, в мае родиться - всю жизнь маяться. А тут еще 13 числа угораздило! Мало того, это событие произошло даже не в роддоме, а в пожарной команде, где служил его отец. Старший брат Владимира Джанибекова умер незадолго до его рождения. Родители очень переживали и назвали второго ребенка так же, как и первенца, - Владимиром. Одна бабушка-гадалка предупредила: жить-то ему придется за двоих... Похоже, прорицательница не ошиблась. Раз тринадцать Джанибеков был на грани жизни и смерти: то тонул в канаве, то тяжело болел, то однажды повис на электропроводе, то падал с четвертого этажа пожарной вышки, а после - череда воздушных, водных и автодорожных приключений... Когда ему исполнилось три года, семья переехала в Ташкент, куда во время войны были эвакуированы тысячи людей со всей страны. Отец возглавлял пожарную часть при текстильном комбинате. Взрослые занимались своими делами: частые выезды по тревоге, по возвращении - ремонт техники, починка одежды, всякие медицинские мелочи, а то и похороны... Бывали и праздники. Из них самый главный - на аэродроме 18 августа, когда в воздухе творят невообразимое, а на земле - оркестры, цветы и холодный лимонад. А еще друг детства - Толик Рзянин, мечтавший стать летчиком. Ему, крепкому, серьезному, сыну старшего водителя пожарной части, верили, когда он говорил о мечте стать летчиком, а вот над Володей, пяти лет от роду, смеялись, когда он признавался в том же. Владимир обижался и злился, но решил стать летчиком во что бы то ни стало.


    
Все дети как дети, а он...

     Мечтать с дружком о небе было приятно, тем более что все точные науки давались ему легко. Но со временем Володя стал понимать, что он не умеет ни бегать, ни прыгать, как остальные мальчишки: в 11 лет весил 40 кг. Ожирение. Над ним постепенно стали подтрунивать. Во-первых, из-за того, что он неловкий, а во-вторых, из-за того, что его устроили по состоянию здоровья в женскую школу, когда все друзья учились в мужской. Но даже в женской школе он занимал последнее место по бегу на 40 метров. «От этих бед, - признается Джанибеков сегодня, - мне было хоть в петлю лезь. Я чувствовал себя изгоем!»
     Причиной его неспособности бегать был врожденный дефект сосудов правой ноги, но это выяснилось уже после ухода на пенсию.


    
В суворовское училище – по протекции

     Неподалеку от его школы находилось суворовское училище: курсанты маршируют с песнями, ходят в форме в увольнения... Как же он им завидовал! После долгих уговоров Володи отец отнес документы в суворовское училище. Или не отнес... В общем его не взяли. Об этой беде узнал дружок, позвал к деду, мол, он поможет. А дед оказался министром внутренних дел Узбекистана. В итоге документы приняли, и после экзаменов 31 августа 1953 года Владимир стал суворовцем. Первые три года учебы он вспоминает как непрерывное издевательство над самим собой. Постыдное бремя «маменькиного сыночка» в среде сверстников-сирот не давало покоя. Буду не хуже, не слабее других, твердил он себе. Постепенно перестал быть в хвосте: в конечном итоге стал чемпионом Узбекистана по штанге в полутяжелом весе среди юношей. За учебу получил золотую медаль.


    
А фамилию не расслышал...

     После первого запуска искусственного спутника Земли Джанибеков увлекся ракетами. Любимые книги и фильмы - о космонавтике и авиации. После книги Навашина «Телескоп любителя своими руками» мастерит свой телескоп. А после «Оптики»
     Ньютона, увлекшего красотой логики, Володя окончательно понял, что высшая математика - его стихия.
     Кстати, в суворовское военное училище он пришел со своим фотоаппаратом «Комсомолец», купленным мамой на сэкономленные деньги. Так как мама уважала людей с профессией, она достала для сына все, что требовалось для фотодела: фотоувеличитель, проявитель, закрепитель, фотобумагу, ванночки... С таким приданым он виделся окружающим настоящим профессионалом, поэтому в суворовском училище был назначен старшим ротным по фотолаборатории, и у него был ключ от мастерской, где по ночам можно было читать литературу по технологии стекла, о волновых свойствах света и точить зеркало для телескопа. Правда, потом он это зеркало случайно расколотил, но зато понял, что способен его рассчитать и сделать своими руками. Одновременно в соседней мастерской с дружком паял детекторные радиоприемники.
     Наступил 1960 год. Реформа в армии. Намечалось значительное сокращение авиационных частей, поэтому разнарядок в летные училища не было. Решил идти в Ленинградский государственный университет на физический факультет.
     - Меня, как суворовца, в университете сразу же вычислили и назначили ответственным по линии ДОСААФ, - вспоминает Владимир Александрович. - В аэроклубе предложили создать парашютную секцию при ЛГУ, куда сразу же набралось до 50 волонтеров. В аэроклубе была своя жизнь, интересная и задорная. Но надо было делать выбор: или университет, или авиация. К тому времени столько было удивительных открытий в космосе, а в авиации уже ходили на сверхзвуке. В общем авиация меня переманила окончательно. В середине учебного года учебу я бросил, хотя родители меня не поняли и об авиации и слышать не хотели. Тем более что накануне моего приезда домой на нашей улице прошли похороны курсанта из Ейского училища. Поэтому мама после моих новостей - в слезы.
     12 апреля 1961 года - день полета Гагарина - хорошо помню. Правда, динамик дома был плохой, хрипел и я так и не расслышал фамилию первого космонавта Земли. Узнал ее на улице, где народ ликовал. И вскоре поступил в Ейское авиационное училище.
     После училища, которое окончил с отличием, он пять лет работал инструктором на Су-7. Владимир Александрович говорит, что инструкторов с большим удовольствием берут в летчики-испытатели, так как летчикам-испытателям присущ своего рода «академизм» в работе. Они постоянно расширяют и пополняют свой теоретический и практический опыт. Задача инструкторов была не только научить летать, но и обучить курсантов боевому применению самолетов, стрелять, бомбить, ходить скрытно по маршруту, выходить точно на цель.
     А тут «Боженька прислал Германа Степановича Титова», отбиравшего инструкторов на свою программу. Ему нужны были аккуратисты, у кого «чистенькая» техника пилотирования. Вскоре Владимира повесткой вызвали в Ростовский госпиталь на медицинское обследование. И опять та же проблема - избыточный вес. Лишних 8 кг. Неделю он пьет одну воду, бегает, как может, тренируется... За неделю похудел до 75 кг. К тому же успел сделать стенгазету к ноябрьским праздникам. В общем, выручили то ли его художественные способности, то ли позвоночник, вызвавший восторг у врачей: из нескольких сотен человек были отобраны восемь. Из них впоследствии в космос слетали только четверо: Береговой, Романенко, Попов и Джанибеков.
    

В генералы не стремился

     Восемь лет Владимир Джанибеков ожидал свой первый полет в космос. В течение этих лет он был участником программ «Союз – Аполлон», «Спираль», «Буран». В 1970-е годы модной была марсианская проблематика, поэтому не он один мечтал о длительном полете на Марс. А пока надо было осваивать ближний космос на станциях «Салют», учиться жить и работать на орбите. К тому времени уже было ясно, что простых полетов не бывает. Даже коротких.
     Первый полет Джанибекова состоялся, когда ему было 36 лет. Для космонавта того времени он считался очень молодым (сейчас этот возраст становится почти нормой). Поэтому опытный и уже летавший бортинженер Олег Макаров относился к нему с недоверием - мальчишка, мол. Поэтому Джанибекову пришлось доказывать, что он чего-то стоит, да и сам Владимир Александрович долго присматривался к Макарову, так как первоначально готовился к полету с Петром Колодиным.
     Больше всего Джанибекову запомнился 5-й полет в 1985 году. Кстати, после четырех полетов он уже и не надеялся снова полететь, но ситуация требовала, чтобы на космическую станцию полетел самый опытный космонавт (ей, станции, угрожала гибель). На то время самым опытным был Владимир Александрович. Он в качестве командира корабля вместе с Виктором Савиных полетел на космическом корабле «Союз Т-13» (опять эти судьбоносные цифры) на орбитальный комплекс «Салют-7». В том полете Джанибеков и Савиных впервые в истории космонавтики осуществили стыковку пилотируемого космического корабля с неуправляемой орбитальной станцией. Надо было попробовать спасти уникальный объект, потому как стоимость его была сопоставима с годовым бюджетом Узбекистана того времени (он знал эти цифры доподлинно, так как к тому времени был депутатом Верховного Совета УзССР). После перехода на борт станции космонавты обнаружили, что ни света, ни отопления на ней нет, вентиляторы не работают, отсутствует воздухо- и водообеспечение... Экипаж в нечеловеческих условиях провел демонтаж вышедшего из строя оборудования, восстановил работоспособность станции, а затем приступил к комплексу исследований и экспериментов. Продолжительность того полета составила 112 суток из 145, проведенных им в космосе.
    

Вздремнул во время спуска

     Всего он побывал в космосе 5 раз. Дважды участвовал в международных полетах, после которых у него сохранились самые теплые дружеские отношения и с венгром Белой Мадьяри, и с монголом Жугдэрдэмидийном Гуррагчей, и с французом Жан-Лу Кретьеном. Два раза он выходил в открытый космос, в том числе и со Светланой Савицкой.
     За свои полеты дважды получил звание Героя Советского Союза, хотя относится к этому очень спокойно. Тогда, говорит, так принято было: слетал в космос, выполнил задачу государства - получи Героя. Он даже никогда не мечтал о звании генерала. А стал генерал-майором на второй день по возвращении на Землю после пятого, самого сложного и рискованного полета в сентябре 1985-го. До сих пор иронизирует по этому поводу: генерал, а высшего военного образования не имеет.
     - Ко мне нужно относиться не как к герою, а как к путешественнику, - признается сегодня Владимир Александрович. - Бывая в космосе, я никогда не думал ни о звездах, ни о званиях, ни о наградах. В космосе я готов был заниматься любой работой, лишь бы она была интересной. А награды - это большая дополнительная нагрузка: тебя начинают сажать в президиумы. Мне, конечно, стыдно в этом признаваться, но я всегда засыпаю, когда мне скучно.
     - Однако, Владимир Александрович, вы спали и во время спуска космического аппарата с орбитальной станции на Землю, когда в 1985 году летали с монгольским космонавтом Гуррагчей?
     - Вообще-то верно. Я ему еще во время тренировок поставил задачу: ты у меня бортинженер, вот и занимайся, учи матчасть, изучай документацию... Вдруг со мной что-нибудь случится и тебе надо будет спуститься на Землю самостоятельно. Ты должен, сказал я ему, уметь управлять кораблем и знать все виды спуска как Отче наш. И мой монгольский напарник стал вполне надежным бортинженером, отлично работал, поэтому во время реального спуска я позволил себе чуточку расслабиться. Честно. Хотя во время коротких полетов мне спать совсем не удавалось, да и некогда было: там много интересного.
    

Неземной художник

     - Владимир Александрович, вы с 1985 года без космоса. Как вы без мечты, ведь она вами руководила столько лет?
     - Из университета я ушел, но физика из меня не ушла, - шутит Джанибеков. - А если серьезно, за последние годы в науке появилось очень много нового, и мне интересно понять, что это за мир, в котором мы живем. У меня много вопросов: почему мир устроен так, а не иначе? И летал я в большей степени для того, чтобы ответить на этот вопрос. И до сих пор, как в детстве, восхищаюсь свойствами линз. Они меня завораживают! Я понимаю женщин, которых завораживают ювелирные магазины, потому что испытывал те же чувства по отношению к линзам.
     Но восхищает Владимира Александровича не только это. В сфере его интересов, кроме главной профессии космонавта, - техника, экология, новые виды энергии, полеты на воздушных шарах. А еще музыка, поэзия, литература и изобразительное искусство.
     Но главным делом его жизни после космоса стала живопись. Незабвенный друг детства Толик Рзянин, чтобы ему младший дружок не мешал, давал обрывок газеты и ставил задачу - подводить у заглавных букв тени. Так, со временем у Володи не только рука окрепла - он научился писать и читать. Ему нравились простота штриха, рисунок...
     В авиационном училище, а затем в отряде космонавтов он был незаменимым художником-оформителем, рисовал методические схемы, различные чертежи и веселые газеты с дружескими шаржами и шутками.
     Тема «Человек. Земля. Вселенная» - главная в творчестве В.А. Джанибекова. Его работы отражают внутренний мир незаурядного человека, передают чувства, мысли, фантазии и философские раздумья. Он чувствует и видит то, что неведомо никому из нас. Все это привлекает людей к его творчеству. Его работы можно встретить во многих музеях России, США. Германии, Узбекистана, Украины.
     Говоря о своем художественном творчестве, Владимир Александрович Джанибеков склонен иногда шутить, давая ему неожиданное определение: «тихие радости дилетанта». Но такое ироническое отношение к себе как к художнику не говорит о легкости и несерьезности отношения к искусству.
     Космос или искусство? Так вопрос для Джанибекова никогда не стоял.
     Космосу он служил и как космонавт, и как художник. Космонавту Джанибекову удалось увидеть как на ладони всю истерзанность и беззащитность Земли. А художник Джанибеков запечатлел всю «экологическую тревогу» в живописных композициях. Экология стала главной заботой его посткосмической деятельности. Стараниями Владимира Александровича был создан специальный экологический отдел при Центре подготовки космонавтов. Волнует его и экология духовной атмосферы в обществе. Стремление к гармонии, творчеству - уметь соединять в своей душе Землю и Небо. Вот рецепт от космонавта и художника Владимира Джанибекова.

Источник: Красная Звезда, Анна Потехина


предыдущая новость | следующая новость

<<назад
   
www.svu.ru является сайтом Общероссийской общественной организации «Российское кадетское братство». Создание и поддержка — «Сёма.Ру»
Яндекс.Метрика
Local Banner System